„Поддерживать и одобрять то, что сегодня у конкретного ребенка получилось лучше, чем вчера.“
Мария Монтессори

Montessori and the Mainstream: A Century of Reform on the Margins
Монтессори и основные тенденции: заметки на полях к столетию реформы образования

KEITH WHITESCARVER (Кит Уайтскарвер)

JACQUELINE COSSENTINO (Джэклин Коссентино)

College of William and Mary (Колледж Вильгельма и Марии)

Перевод на русский язык ОО «Поддержки развития метода Марии Монтессори в Украине, филиал AMI.

Истоки и задачи: Уже на протяжении ста лет образование по системе Монтессори является успешной альтернативой традиционной школьной программе. Спустя столетие после открытия первой школы Монтессори в одной из трущоб Рима, движение постоянно развивалось и стойко сносило все попытки видоизменить подход для привлечения более широкой аудитории. Несмотря на свою устойчивость и доступность, система Монтессори остается по большей части неизученной с научно-педагогической точки зрения. Данная статья предоставляет историческую трактовку методики и направления Монтессори как частного случая долговечной и многообещающей образовательной реформы.

Цели и задачи: Данная статья исследует развитие движения Монтессори в американском образовании за последние сто лет. Развитие движения исследуется в международном масштабе: от неудавшегося старта в США в 1911г к перерождению в 1960х и до сегодняшнего восстановления в роли проверенной временем альтернативы консервативному школьному образованию. Ключевые вопросы посвящены текущему положению метода Монтессори – важному хоть и не центральному фактору американской реформы образования.

Проект исследования: Ретроспективное изучение проблемы, основанное на архивной информации, интервью с руководителями и специалистами школы Монтессори, а также вторичных источниках (биографиях, мемуарах) собранных в период с 1906 по 2007гг.

Образовательная система Монтессори представляет собой уникальную тему для исследования. Монтессори – школа международного масштаба. На сегодняшний день это учебное заведение активно на территории, по крайней мере, 110 стран. Метод Монтессори устойчив; первый дом ребенка открылся в Риме в 1907г. Система Монтессори постоянно растет; на сегодняшний день более 22,000 школ работают по всему миру.

Заведение неизменно привлекает все новых родителей, положительно отзывающихся о школе Монтессори как месте, где азам обучения уделяется должное внимание, а успеваемость достигается при помощи гуманного, ориентированного на ребенка подхода. Исследователи политики в области образования указывает на логическую связность программы, отчетливо расходящуюся с курсом обучения большинства школ. Несмотря на сегодняшнюю популярность, движение Монтессори охватывает лишь небольшую часть современной школьной реформы. В настоящей статье мы рассматриваем движение Монтессори в американском образовательном процессе.

От первоначальной неудачи в США в 1911г. к перерождению в 1958г. и до сегодняшнего возвращения к роли проверенной временем альтернативы консервативному школьному образованию. Мы изучаем метод Монтессори в международном масштабе, чтобы выяснить, каким образом европейский по своей сути концепт был преобразован в преимущественно американский экспорт. Статья также охватывает изменения в общей системе образования, в рамках которой произошло развитие метода Монтессори.

Мы делим данный анализ на 3 периода. Первый период, длящийся с 1911 по 1918гг., посвящен очень бурному, хоть и непродолжительному расцвету системы Монтессори в США пока целый ряд факторов: влиятельные критики, первая мировая война и личностные конфликты не привели к упадку движения в штатах. Второй временной отрезок, с 1952 по 1979гг., сконцентрирован на возвращение метода Монтессори в США в конце 1950х – начале 1960х. Новое движение Монтессори было подхвачено прогрессивными средним классом, который в ориентированных на ребенка и развивающих теориях видел возможность оживить передовое движение и поднять стандарты дошкольного образования.

В то время как первая глава истории Монтессори в Америке отражает взлёт и падение системы убеждений, в 1950х и 1960х на первый план выходит создание организации - Американского Монтессори Общества, которое изначально было единственным представителем Монтессори в США. Неповторимое сочетание исторических фигур и событий содействовало сначала росту, а затем и расколу движения в США. Во втором периоде данного анализа мы отмечаем как едва заметные, так и очевидные изменения в методике, которые привели к внутренним спорам, так как «прогрессивное» крыло движения стремилось придать Монтессори движению ключевые американские ценности: плюрализм, секуляризм и все объемлимость.

Третий период начинается в середине 1990х и охватывает сегодняшнюю волну интереса к Монтессори. Наряду с наблюдением за стабильным развитием идей Монтессори как в пределах США, так и за рубежом, мы уделяем большое внимание новому источнику роста: бесплатному среднему образованию по системе Монтессори. Подобно тому, как предшествующие стадии развития движения отражают особенности исторического времени и места, сегодняшняя волна берет свое начало в современной реформе образования, стремящейся сделать так, чтобы все ученики преуспели в проверенных временем, ориентированных на результат моделях по усовершенствованию школ. Таким образом, движение, задуманное как ответ традиционному, государственному образованию развилось до такой степени, что современные учебные заведения постепенно включают в свою программу метод Монтессори.

История Монтессори, - женщины, ее методики и воспитательной системы, тесно связана с рядом вопросов: была ли сама Монтессори сторонницей прогресса? Была ли ее методика научной? Могла ли система Монтессори стать частью уже существующей системы образования и привлечь достаточное количество последователей? В своей совокупности эти вопросы выражают иронию, которая, по нашему мнению, направлена на сердцевину американского образования и культуры. На протяжении своего существования образование по методу Монтессори всегда оказывало значительное влияние на образовательное учреждение Америки, в то же время оставаясь на его грани. Элементы, присутствующие сегодня во многих начальных классах – смешанные возрастные группы, индивидуальные инструкции, подручные материалы, детская мебель – все это восходит к принципам, разработанным Марией Монтессори и укрепленным ее последователями – монтессорийцами - в течение последних ста лет.

Влиять на американские школы при этом будучи на их задворках это парадокс характерный для столкновения мировоззрений. Противоречия между связностью и плюрализмом, традицией и нововведением, радикализмом и либерализмом продолжались на протяжении столетия социальных реформ, политических беспорядков и педагогической деятельности. Последующие главы описывают данные противоречия по мере их повторения в истории Монтессори - педагогики в США.



Первый период: Прибытие и скорое отбытие Монтессори.

В 1907г. Мария Монтессори открыла первый «Дом ребенка» в районе Рима под названием Сан-Лоренцо. Школа была частью программы по перепланировке города и находилась в общежитие для рабочих. Отталкиваясь от своего раннего опыта с детьми с особенными нуждами по просьбе правительства, в течение следующих нескольких лет Мария Монтессори разработала как новую систему воспитания, так и прилагающиеся к ней дидактические материалы.

Метод Монтессори разительно отличается от устоявшихся подходов к преподаванию и обучению. Хотя были и другие направления, в которых должное место уделялось ребенку как «прорабу», строящего самого себя, Монтессори впервые разработала практичную педагогическую методику на основе полноценной, ориентированной на ребенка, развивающей философии. Образование по системе Монтессори сочетает в себе безупречную организацию и возможность индивидуального выбора.

Типичная классная комната, или «подготовленная среда», должна быть просторной, с множеством полок, уставленных аккуратно разложенным дидактическим «материалом». Дети могут спокойно бродить по комнате и выбирать предметы для своих занятий, которые потом нужно положить на место. Учиться можно как самостоятельно, так и в группах. Учитель же должен уметь определить момент, когда дети готовы воспринимать новую информацию, и провести занятие на ту или иную тему. Материалы на полках эстетичны и привлекают взгляды детей, и (в большинстве случаев) должны использоваться по назначению. Среди характерных обучающих материалов можно найти линейки и мерные цилиндры, деревянные рамки с различными застежками, а также маленькие веники и тряпки. Однако по-настоящему отличительным признаком образовательной системы Монтессори является уважение к учебному процессу и своим сверстникам. Мария Монтессори описывает урок следующим образом:

В классе сорок малышей – от 3х до 7и лет – и каждый увлечен индивидуальным занятием. Кто развивает органы чувств, кто решает арифметические задачи, кто складывает слова из букв, кто рисует, кто-то наряжает одну из небольших деревянных рамок, а вот кто-то вытирает пыль. Дети сидят как за столами, так и на ковриках. Едва слышно, как кто-то двигает предметы или крадется на цыпочках. Порой раздается плохо сдерживаемый радостный возглас: «Учитель! Учитель!», за которым нетерпеливо следует: «Смотрите! А я вот что сделал». Хотя, как правило, все поглощены выполняемой работой. Учительница спокойно обходит комнату, помогая, когда в этом есть необходимость, но и не мешая детям, не нуждающимся в помощи. Следует заметить, что перед посетителем типичной классной комнаты в стиле Монтессори, - от Рима и Осаки до Лос Анжелеса и Сан-Пауло, откроется похожая картина.

Метод обучения Марии Монтессори обрушился на американскую систему образования весной 1911г. в виде серии статей опубликованных в популярном журнале под названием «Макклюрс», поднимающем острые проблемы современности, в частности о взяточничестве и мошенничестве. Ранее на «Макклюрс» работали такие выдающиеся журналисты как Ида Тарбелл, Рей Стэннард Бейкер и Линколь Стеффенс, который в начале 20 века разоблачил злоупотребляющих властью бизнесменов и коррумпированных чиновников. Тираж «Макклюрс» достигал более 400,000 копий в 1911г. Издатель и по совместительству владелец журнала, С.С. Макклюр, публиковал статьи, представляющие интерес преимущественно для горожан среднего достатка.

В мае 1911г. в «Макклюрс» выходит первая из целого ряда статей, посвященных системе образования Монтессори. Семнадцатистраничная статья с заголовком «Монтессори - образование творит чудеса» описывала, как дети достигали небывалых результатов, и подкрепляла свои сведения четырнадцатью иллюстрациями. «Школа охвачена письменной лихорадкой» и «Четырехлетние дети учатся писать за шесть недель» - под такими заголовками были изданы две хвалебные статьи авторства Жозефины Тозиер, американки, которая провела несколько месяцев в Риме, общаясь с Монтессори и посещая ее школы. Позже Макклюр напишет в своей автобиографии, что он и доктор Монтессори были потрясены подобным откликом. «Казалось, что все только и ждали идей, высказанных Монтессори».

Так, реакция общественности на первую статью о Марии Монтессори и ее методах была настолько впечатляющей, что Макклюр, неизменный предприниматель и «чувствительный барометр» широкой публики, пустил в печать многочисленные письма с пояснениями идей Монтессори.

Макклюр увидел большой потенциал в этом предприятии. В скором времени он пообещал читателям, что будут опубликованы дополнительные статьи, включающие всевозможные нюансы методики. Его внимание привлекло то, что на факультете педагогики в Гарварде занимались переводом на английский недавно опубликованного труда Монтессори IlMetododellaPedagogiaScientificaapplicatoall’educazioneinfan- tilenelleCasedeiBambini, который в итоге стал известен как «Метод Монтессори». Ему удалось убедить доктора отправиться в штаты, чтобы прочитать несколько открытых лекций и дать курс для учителей. Осенью 1911г. при финансовой поддержке вице-президента одного из крупнейших банков США NationalCityBank of NewYork (ныне Citibank), Фрэнка Вандерлипа, была открыта первая частная школа Монтессори в Тарритауне. У данного заведения были некоторые отличия от Римского аналога скромно ютившегося в беднейшем квартале Рима: начиная с благоприятного расположения в изысканном особняке с видом на Гудзон и заканчивая тем, что в заведении воспитывались дети финансовой верхушки. По окончанию первого учебного года учительница школы – Анна Джордж, следующим образом описывает свой опыт работы для журнала «Макклюрс»:

«Внешне американская школа мало чем напоминала первый «дом ребенка», расположенный в одном из общежитий Сан-Лоренцо - районе, который для Вечного Города был тем же, что Ист-Сайд для Нью-Йорка. Все дети, которых я учила, были родом из интеллигентных семей, чье наибольшее стремление было дать подрастающему поколению наилучшее образование и сделать это так, чтобы они получали от этого удовольствие».

С самого начала американская версия движения Монтессори значительно отличалась от итальянской модели. Если первый образовательный эксперимент доктора Монтессори стал результатом более масштабной социальной программы, именно «чудо-дети» овладели вниманием состоятельных американских приверженцев. Одна из американских сторонниц методики, популярная писательница Дороти Кэнфилд Фишер, упоминает «глубокое и широко-распространённое неудовольствие тем, как сегодня образовывают детей». Она говорила о необходимости серьезного пересмотра образования:

«Правда заключается в том, что мы вдруг стали требовать от системы образования больше, чем мы когда-либо считали возможным. Дело не в том, что наши школы или методики стали хуже, а в том, что они кажутся нам гораздо ниже по качеству, чем они могли бы быть – чем им следует быть».

Выявив недостатки в современном образовании, Фишер перешла к поиску решений. По ее словам: «Доктор Монтессори спешит на помощь». Она восторженно отзывалась о докторе, «ученой», которая тщательно наблюдала за детьми и «открыла некоторые законы об интеллектуальной деятельности детей». В этот период ошеломительной популярности все новые школы Монтессори открывались по всей стране. Американские сторонники, никогда не упускающие возможность основать гражданскую организацию, заложили основу Образовательной Ассоциации Монтессори (MEA ).

Мейбел Белл, меценат в области образования и глухая жена Александра Грэхема Белла, стала первым президентом общества. Чета Беллов была за распространение образования; они одними из первых поддержали Марию Монтессори. В попечительский совет MEA входили: дочь Вудро Вильсона, издатель National Geographic, генеральный секретарь YMCA (ИМКА; от англ. Young Men’s Christian Association — Юношеская христианская ассоциация), C.С. Макклюр, Александр Грэхем Белл, и министр образования США.

Американские родители и учителя все так же жаждали узнать побольше о новой педагогической системе. С 1912 по 1914 гг. вышли в свет 187 англоязычные публикации, посвященные образованию по системе Монтессори, большая часть из которых была издана на территории США. Приветственный ужин в доме Беллов в Вашингтоне стал светским событием месяца. Громкое мероприятие посетили послы, зарубежные министры, министр военно-морских сил, епископ Вашингтона и фигуры меньшей значимости. За успехом политическим последовала открытая лекция, состоявшаяся 9го Декабря в Карнеги Холл. Лекторий был полон до отказа: не нашлось места примерно для тысячи человек, а спустя всего шесть дней состоялась еще одна лекция.

На протяжении трех недель М. Монтессори без устали посещала крупные города США со своей программой. Ее открытые лекции всегда пользовались большим успехом, профессора и политики добивались личной встречи, а пресса публиковала лестные статьи о Монтессори и ее методике (в то ж время нередко искажая ее идеи). Помимо всего прочего, многие прогрессивные американцы с энтузиазмом рассматривали новый перспективный подход к образованию. В период с 1911 по 1916гг. более 200 американцев прошли учительскую подготовку под руководством Монтессори в Риме. Первая школа Монтессори в США открылась в 1911г. К 1916-17 учебному году, существовали 104 заведения такого типа.

Однако подобно падающей звезде, яркое пламя Монтессори было недолговечным. К моменту ее второй поездки в США в 1915г., доктор Монтессори столкнулась с множеством влиятельных критиков. Магазины и журналы перестали печатать статьи о подающей надежды системе ученого. Их место заняли нагоняющие страх истории о «культе» Монтессори. Первоначальные сторонники доктора занимались другими проектами и больше не могли оказывать ей свою поддержку. К моменту вступления США в первую мировую войну в 1916г., монтессори-мания сошла на нет. Немногие уцелевшие Монтессори школы едва ли имели значительный вес в контексте американского образования.

Несмотря на это, особенности, установившиеся в первый период американского Монтессорианизма, подготовили почву для дальнейшего развития движения. Ключевыми моментами стали:

1. Восприятие американцами Монтессори;
2. Стратегии популяризации метода;
3. Состояние отношений между европейскими корнями движения и его американским толкованием;

В своей совокупности эти особенности подчеркивают важность окружающих факторов во взлётах и падениях образовательных движений. Американская привычка пытаться подстроить нововведения в образовании под себя неоднократно дает о себе знать в истории Монтессори. Метод Монтессори занимает уникальное место в истории США. В стране еще не утихли напряженные споры о наилучшем способе образовывать детей младшего возраста.

Американизированная версия детского сада, лишь частично напоминающая идеи Фрёбеля, уже заняла свое место в основном образовании.

В этой связи можно заметить, что некоторых американцев привлекала именно возможность выбора между традиционным подходом, практикуемым в детских садах, и методикой Монтессори. С другой стороны, большинство педагогов, работающих с детьми младшего возраста, стремились тщательно подобрать идеи, которые могли дополнить впечатления от американского детского сада.

Две конференции Национальной Организации Просвещения были посвящены методу Монтессори в детских садах. Во время этих совещаний, педагоги, работающие в сфере дошкольного образования, оспаривали идеи Монтессори и предоставляли свои взгляды для сравнения. Один автор написал в Kindergarten - Primary Magazine, «В целом, нам следует мыслить прогрессивно, без догматизма, и прислушиваться к тем, кому есть что сказать».

В прохладном вступлении к ‘’Методу Монтесори’’, профессор образования из Гарварда Генри Холмс особо отметил прагматический отбор лучшего материала: «Не исключено, что система, которая в конечном итоге утвердится в наших школах, объединит в себе составляющие программы Монтессори и привычного для нас детского сада, как «либеральные» так и «консервативные». Школьный процесс должен включать в себя разнообразные элементы. Подход в стиле «все или ничего» неизбежно приводит к поражению; так как людям неинтересны системы сами по себе, они в конечном итоге отказываются верить в то, что в одной из них заключаются все позитивные качества».

Явно выраженный в предыдущем абзаце призыв к разноплановому и прогрессивному подходу к школьной реформе повторяется в дальнейших главах истории Монтессори в Америке.

История Монтессори также подчеркивает значимость «согласования» в успешной образовательной реформе. Можно доказать, что метод Монтессори не удержался в первый период своего развития вследствие «нарушения целостности в Педоцентризме». До первой мировой войны «прогрессивные» школы были тем местом, где воплощались идеи выдающихся американцев, решающих проблему с наплывом в городские бесплатные школы иностранцев и рабочей бедноты. Эти реформаторы участвовали в создании учебного плана, который бы благоприятствовал развитию американских трудовых, домашних и гражданских ценностей у недавно поступивших в учебные заведения иностранцев. Введенные реформы включали в себя профессиональное обучение, программы по освоению и попытки не дать детям бросить школу. По мнению сторонников реформы, метод Монтессори недостаточно поддерживал их учебные и общественные ценности.

С другой стороны, послевоенные лидеры образования чаще всего преподавали в вузах или занимали руководящие должности. Многие их идеи были направлены на поддержание семей среднего достатка и частных школ. Прогрессивная школа в этот поздний период носила экспериментальный характер и опиралась на формирующиеся теории общественных наук. Возможно, что последняя группа, ориентирующаяся на ребенка и занимающаяся социальными реформами, могла бы быть более восприимчива к Монтессори. Однако к тому времени как прогрессивные педагоги взошли на сцену, метод Монтессори был выставлен в невыгодном свете и вскоре забыт.

Очернительство Монтессори само по себе является захватывающей историей, которая подчеркивает разрыв между общественным и научным миром довоенной Америки. Незадолго после их публикации в массовой прессе у педагогических идей Марии Монтессори появились критики. Наибольшей известностью пользовался Уильям Херд Килпатрик из педагогического колледжа Колумбийского университета. Килпатрик начал изучать методику Монтессори в 1912г. Посетив несколько американских Монтессори школ, поговорив с американскими сторонниками движения и посетив самого доктора Монтессори в Риме, он огласил свой вердикт. Его отзыв был негативным.

В 1914г. Килпатрик опубликовал свою критическую статью. В своем разоблачающем анализе Килпатрик обвинил Монтессори в псевдонауке, непонимании детского развития, препятствовании саморазвитию детей, разработке дидактических материалов, которые замедляют обучение, неспособности связать учебную программу с более масштабными общественными проблемами, поддержке «устарелой и отброшенной психологической теории» и навязывании детям навыков чтения и письма в слишком раннем возрасте.

Несмотря на то, что последующие открытия в теории когнитивного обучения и исследования головного мозга оправдают подход доктора Монтессори, исключительный отзыв Килпатрика важен по двум причинам. Первую из них можно сформулировать как «авторитет научного общества». Несмотря на то, что он только начинал свою карьеру, Килпатрик занимал влиятельную должность в педагогическом колледже, на то время ведущем педагогическом факультете США, и, следовательно, мог с легкостью публиковать свои критические статьи. Осуждение Килпатрика достигло других «учителей» на недавно созданных педагогических факультетах в колледжах и университетах США. Уже на тот момент испытывающие страх за свое место в неофициальной иерархии университета профессора педагогики не собирались всецело поддерживать «антинаучные», пусть только по их мнению, утверждения, да к тому же предложенные иностранкой. Остальные прогрессивные профессора присоединились к враждебной критике Килпатрика.

Профессор из Омахского университета назвал Монтессори - метод «Преходящим увлечением, ловко популяризированным и разрекламированным в коммерческом духе», которое дурачило «клюющую на новинку американскую аудиторию».

Вторая причина заключалась в том, что критический отзыв Килпатрика имел длительный эффект на большую часть профессуры и людей, определяющих политику в области образования на десятилетия вперед. В Монтессори - ученого верили лишь немногие из ее последователей. Отчасти потому что она, казалось, намеренно избегала научного общества, предпочитая более прямой, ориентированный на цель подход к развитию и распространению своей методики. Несмотря на ее строгое научное образование и звание доктора медицины, Монтессори часто говорила или писала о своем методике витиевато и высокопарно, что еще больше отдаляло ее от университетского мира, который ориентировался на современных ученых, таких как Пиаже. Восприятие Монтессори как жрицы во главе культа нависло над движением с этого момента, и значительная часть американизации прошла в попытках избавиться от этой тени.

В конечном итоге следует отметить наиболее важный фактор: конкурирующие представления о значении образовательной реформы, которые чуть не привели к провалу Монтессори в этот период. Согласно одной точки зрения – назовем ее Европейской, ценность метода Монтессори заключалась в его природном видении ребенка, черте, которую можно сохранить только если методики останется в своем изначальном виде. До своей смерти в 1952г., Мария Монтессори лично обеспечивала сохранность и правильность своей методики, контролируя ее распространение и настаивая на том, чтобы только тщательно отобранные и обученные ею специалисты следили за применением ее метода на практике.

В то же время, с американской точки зрения, необходимо было скорое и широкомасштабное распространение и внедрение элементов других образовательных направлений.

Противоречия из – за попыток сохранить метод в его исходном состоянии с одной стороны и распространить его с другой привели к значительным расхождениям между Монтессори и ее американскими сторонниками. В списке ранних последователей, которые со временем стали относиться к доктору с неприязнью, можно найти имена самых видных деятелей прогрессивизма: Александр Грэхем Белл, Мейбел Белл, Маргарет Вильсон, Хелен Паркхурст и С.С. Макклюр. Само собой, какая-то часть разногласий была вызвана столкновением сильных личностей, усугублённые коммуникационными барьерами; как языковыми, так и географическими. Однако еще более значительными были противоречия, возникшие в результате конкурирующих представлений о реформе. Пусть первый период Монтессори - образования в Америке завершился внезапным отплытием от берегов США, важно отметить, что движение пустило корни. Тогда как американское движение Монтессори находилось в скрытом состоянии почти что сорок лет, мировое Монтессори - движение продолжало расти, и Американцы все так же ехали в Европу, чтобы учиться у Монтессори. Более того, затруднения, появившиеся в первый период, лишь подготовили почву для расцвета Монтессори как образовательного движения, которое всегда существовало в напряженной обстановке.



Второй период: Монтессори возвращается и остается.

К 1952г., в котором 81-летняя Мария Монтессори умерла сидя в саду в Нидерландах, Монтессори - образование практически исчезло из Соединенных Штатов. Однако к концу того же десятилетия начала обретать форму отчётливо американская версия метода. Во главе американского возрождения вновь оказалась хорошо образованная, притягательная католичка - Нэнси Мак Кормик Рэмбуш. Молодая Нэнси познакомилась с трудами Марии Монтессори, будучи студенткой в Торронтском университете в конце 1940х. Позже, проходя аспирантуру в Париже, она лично увидела систему Монтессори в действии. Однако лишь после замужества, возвращения в США и рождения ее первого ребенка в 1952г. уже Миссис Рэмбуш стала искать альтернативу традиционной школьной программе для своего ребенка, что привело ее к пересмотру педагогики Монтессори. В 1953г. она отправилась в Париж, чтобы посетить десятый международный конгресс Монтессори, где она встретила нового лидера Монтессори, сына Марии Монтессори Марио, который незадолго до их встречи возглавил Международную Ассоциацию Монтессори (AMI ).

AMI, штаб - квартира которой расположена в Амстердаме, была единственной официальной организацией, которая поддерживала метод Монтессори, а также предоставляла материалы и подготавливала учителей. Разрешение для запуска национальных обществ, заказы Монтессори-материалов, и запрос педагогической подготовки для учителей – все это решалосьвAMIеё руководителем, Марио Монтессори. На конференции Миссис Рэмбуш обратилась к Марио с предложением открыть школу по типу Монтессори. В своем знаменитом ответе Марио предвестил неизбежный в будущем конфликт между двумя деятелями: «Мадам, школа может либо быть Монтессори, либо не быть Монтессори, забудьте о школах по типу».

Последовав наставлению Марио, Рэмбушв несколько лето кончила курсы по подготовке Монтессори - учителей в Лондоне, опыт, который она впоследствии пренебрежительно называла невоодушевленным и лишенным научного интереса. Тем не менее, она продолжала общаться с Марио, который был за то чтобы вернуть Монтессори в США. В 1958г. в сотрудничестве с группой выдающихся семей из города Гринвич, штата Коннектикут, Рэмбуш сыграла решающую роль в открытии школы Уитби. Помимо этого в 1958г., довольный работой и энергией Нэнси Рэмбуш, Марио назначил ее своим личным представителем в Соединенных Штатах и всецело поддержал основание Американского Монтессори Общества (AMS ) с Рэмбуш во главе.

Под руководством Рэмбуш движение Монтессори достигло немыслимого для первого американского эксперимента уровня стабильности. Сама Рэмбуш считала данное достижение следствием того, что она усиленно концентрировалась на представлении Монтессори как «общественного движения», а не просто метода. Рэмбуш всегда придерживалась мнения, что «Американское движение Монтессори» не то же самое что «Монтессори в Америке». Основной задачей для нее было создать эффективную образовательную систему для как можно большего числа детей».

Когда Нэнси Рэмбуш взяла на себя обязательства руководителя программы Монтессори в США, ее окружала культура, которая отличалась от культуры рубежа девятнадцатого и двадцатого столетий тем, что она однозначно сочеталась с общественными, духовными и умственными идеями системы Монтессори. Страна, в которой должность президента уже практически занял молодой, харизматичный, свободомыслящий католик – Джон Фитцджеральд Кеннеди. Казалось, Кеннеди и Рэмбуш жили в Америке безмерных возможностей. Учитывая экономическую, военную и интеллектуальную мощь их государства, было ощущение, что все можно усовершенствовать. Нужны лишь профессионализм и находчивость. Кеннеди верил в«самых лучших и способных» представителей правящей верхушки, о чем мастерски написал Дэвид Халберстам; а политическая ориентация Рэмбуш на широкое распространение метода Монтессори, в частностиего педагогического образования, служит наглядным примером данной темы.

Кеннеди и Рэмбуш рассчитывали на содействие и поддержку образованной элиты. Кеннеди приобрел советников из университетов и ведущих американских корпораций. Рэмбуш необходимы были одобрение и поддержка американского учебного учреждения – преподавателей педагогических вузов и первых лиц государственного и федерального образования. Она выказала предположение о том, что получить их помощь можно только в том случае если придать обучению по Монтессори научный характер, по крайней мере в понимании преобладающего научно-исследовательского учреждения. Нужно было следовать самым последним установкам.

Более того, начало шестидесятых было тем временем, когда свободомыслящие католики могли бросить вызов традициям и сделать всё возможное для улучшения условий человеческого существования. В Соединенных Штатах свободомыслящий президент-католик выразил необходимость направить свой курс на «решение оставшихся вопросов мира и войны; искоренить изолированные районы невежества и предрассудков; разрешить оставшиеся без ответов вопросы бедности и избытка». Недавно избранный Папа Римский Иоанн XXIII собирался созвать XXI Вселенский Собор Католической церкви, более известный как Второй Ватиканский Собор, целью которого было преобразовать многовековые католические традиции и донести до мира послание Иисуса в свете постоянно меняющихся мировых тенденций.

Помимо более масштабных общественных и исторических событий сама Рэмбуш называла дополнительное волнение образованных матерей, ищущих «наилучшего для своих детей», неотъемлемым элементом привлекательности метода Монтессори.

«Я бы сказала, что родители естественно стремятся дать своим детям все самое лучшее. Они ужасно встревожены перспективой разлуки со своими детьми до 6 лет. Вопрос не в том, можно ли рассматривать методику Монтессори в качестве приемлемой замены существующего детского сада. Дело в том, что родители с высшим образованием часто обладают более обширными познаниями, чем те, кто обучает их детей, они суетятся, словноместные жители развивающейся страны. Им чего-то не хватает».

Хоть в ее публикации упоминаются «родители с образованием», на самом деле Рэмбуш имела в виду образованных матерей, составляющих ее целевую аудиторию и в первую очередь отвечающих за воспитание детей в пригородной Америке.

Столь же важными были религиозные убеждения ее непосредственной аудитории. Хотя эту информацию не разглашали, школа Уитбина ходилась под юрисдикцией Римско-Католической епархии Коннектикута. Более того, изначально к жителям Гринвича обратились именно известные католички (включая Этель Кеннеди), недовольные приходскими школами и отказывающиеся отправлять своих детей в бесплатные средние школы. С практической точки зрения родители привыкли к платному обучению в приходских школах, а с точки зрения идеологии они были в особенности восприимчивы к идеям Католицизма, которые пронизывали философию Монтессори.

Небольшая группа Римско-Католических матерей вскоре разрослась и стала включать в себя Римских Католиков обоего пола, что привело к росту популярности общественной и духовной сфер мировоззрения Монтессори. Одна из первых статей о Уитби появилась в прогрессивном католическом журнале «Jubilee». Одну из страниц занимала иллюстрация, на которой Нэнси Рэмбуш знакомила школьников с понятием святого причастия. Большой напрестольный крест дополнял картину. В отличие от ранних попыток представить идеи Монтессори как педагогический «метод-пересаженец», Рэмбуш ухватилась за следующую идею: Монтессори это общественное движение, уделяющее особое внимание повышению статуса детского развития, при этом делая акцент на интеллектуальный и духовный рост. В своих ранних заметках для того же журнала Рэмбуш писала: «Доктор Монтессори хорошо продумала наиболее эффективный метод обучения младших школьников религии. Она подчеркивала, что каждый ребенок тонко воспринимает религиозные вопросы. Однако при этом следует понимать, что религии нужно обучать с учетом тех знаний, что ребенок уже знает о жизни». Здесь она связывает воедино данное ребенку от природы тонкое восприятие всего духовного и такое же естественное желание учиться. Согласно описанию Рэмбуш, в мировосприятии Монтессори духовное и умственное развитие дополняли друг друга, осознание чего побуждало глубокое уважение по отношению к ребенку. Следует отметить, что в отличие от первого знакомства Американской публики с методом Монтессори, на этот раз особое внимание уделялось духовности.

Что не менее важно, это общественное движение, по крайней мере под руководством Рэмбуш, вписывалось в социальные реалии СШАпосле «дела Брауна». Иными словами, утопическая трактовка социальной гармонии по Монтессори, примером которой является целенаправленный и упорядоченный механизм «саморазвития детей», совпадала с настроениями жителей пригородных зон. Рэмбуш поставила себе задачей при любой возможности доносить до публики общественные и духовные идеи подхода Монтессори. Некоторые эксперты полагают, что еще зарождающееся женское движение сыграло свою роль как в рвении Рэмбуш, так и в широкой поддержке, распространившейся среди матерей со средним достатком, желающих дать своим детям лучшее образование.

Мы считаем, что на этом этапе история Монтессори в Америке становится большей частью историей организации. Ключевые события возрождения 1960х гг. связаны с основанием Американского Монтессори Общества и его развитием от единственного представителя международного движения Монтессори в Соединенных Штатах до беспрецедентного Американского воплощения философии и техники Монтессори. Главным источником информации об этом процессе является переписка между Рэмбуш и Марио Монтессори. Как показывают письма, эволюция Монтессори - организации была исполнена политическими, идеологическими и культурными противоречиями.

Марио Монтессори – изгнанник из Италии Муссолини, беженец из раздираемой войной Испании, житель опустошенного войной Амстердама с 1946г. – служил противовесом Рэмбуш. Для более молодого Марио, чистый и первозданный метод Монтессори был спасением от ужасов нигилизма и модернизма. Где Америке виднелись безграничные возможности общественных преобразований, беженец войны видел таящий в себе опасность современный мир. Когда Марио услышал, что Нэнси Рэмбуш просит разрешения изменить метод Монтессори с тем чтобы лучше соответствовать требованиям современной, прогрессивной Америки, перспектива встревожила его. Он написал в ответ:

«Вопреки всем ужасам, что происходили в Европе в 1930х и 1940х гг., революционный замысел Доктора Монтессори – теперь утвердившийся в Международной Ассоциации Монтессори, сохранившийся в ее работах, и охраняемый поколением последователей, - стал чем-то большим, чем образовательной доктриной. Это тропинка жизни, внушающая надежду, хранящая верность традиции, и обещающая искупительного покоя. В мире, где царят беспорядки, сохранять верность своим идеям даже когда на них совершаются нападки, кажется единственной разумной целью».

Политическая напряженность присущая для роста влияния Американского Монтессори Общества проявлялась на двух уровнях. Первый и наиболее очевидный уровень заключался в личностном конфликте. Из переписки между Рэмбуш и Монтессори становится явно, что оба участника были волевыми и харизматичными деятелями, придерживающиеся идеалов Марии Монтессори, но в то же время более чем презрительно относились к пониманию друг друга этих идеалов, а также их должного воплощения в Американской культуре. Их переписка началась в начале 1950х и достигла своего пика приблизительно в 1956г, когда Рэмбуш попыталась легализировать американскую версию Монтессори.

В июне 1959г. (спустя год после основания Уитби) Марио Монтессори назначил Нэнси Рэмбуш «представителем международной ассоциации Монтессори в США, специально уполномоченным на открытие Монтессори - школ по стране, принятие необходимых мер для начатия слияния общества Монтессори с Международной ассоциацией Монтессори, а также открытия учебных заведений для педагогической подготовки учителей по методу Монтессори». Спустя шесть месяцев было основано Американское Монтессори Общество. В том же году Марио Монтессори назначил AMS единственным представителем AMI в США с исключительным полномочием открывать и вести дела педагогических институтов. Однако к 1963г. отношения между организациями настолько ухудшились, что AMS проголосовало за разрыв отношений с AMI. Монтессори в свою очередь отказался от должности председателя совета директоров AMS.

На организационном уровне Рэмбуш и Марио Монтессори значительно расходились в своем видении того, как лучше всего донести до Американской публики метод Монтессори. Если Монтессори (подобно своей матери) настаивал на полной власти Международной ассоциации Монтессори, Рэмбуш считала, что единственным осуществимым способом донести метод Монтессори до большинства американцев заключался в широком распространении. В ряде писем и публичных выступлений оба деятеля отстаивали свои доводы. Марио Монтессори подробно изложил свои основные цели по сохранению «верности своим принципам» посредством жесткого контроля стандартов практики и педагогической подготовки в следующих заявлениях:

О соответствии установленному образцу: чрезвычайно важно для людей, незнакомых с методом Монтессори. Они ходят из школы в школу и видят, что метод Монтессори преподается везде по-своему, а потом говорят, что в методике Монтессори можно делать все что угодно.

О полномочиях: я возглавляю педагогический комитет всего мира, поскольку я это я. Любое изменение в любой намеченной области должно пройти через мою организацию… даже когда речь идет о греках, педагогическое сообщество Греции должно отчитываться перед AMI о внесенных изменениях и объяснить их причину, чтобы мы могли решить, нарушают эти изменения целостность метода Монтессори или нет.

О педагогическом образовании: Изначальной целью Монтессори общества являлась защита трудов доктора Монтессори, таким образом, единственным приемлемым ходом действий является предложенный доктором Монтессори и мной… Теперь, спустя какое-то время после смерти доктора Монтессори, мы начали учреждать курсы для людей работавших с доктором Монтессори лично либо со мной или же под нашим руководством.

Пример с педагогическим образованием, по сути, стал главным камнем преткновения, вокруг которого и разыгрывались противоречия. На попытки Марио Монтессори сконцентрировать исполнительные и управляющие полномочия в AMI Рэмбуш объявила о необходимости создать истинно американский вариант движения. В 1963г. она написала:

«Есть все основания полагать, что Американское Монтессори -движение потеряет свое значение как педагогическая и интеллектуальная организация, если для него типичны закоснелые взгляды тех европейцев, чья преданность памяти доктора Монтессори столь же непоколебима сколь их невежественность по поводу многогранности Американской культуры».

Подобно Марии и Марио Монтессори Рэмбуш верила, что педагогическое образование станет основной (хотя и не единственной) возможностью для учреждения Монтессори в Соединённых Штатах. Однако в отличие от Марио она стремилась разработать такой способ обучения Монтессори педагогов, который бы согласовывался с американскими профессиональными нормами. С этой целью она установила контакт с Джоном Макдермоттом, на то время профессором философии в Нью-Йоркском университете, и в течение десятилетия он выполнял обязательства законного голоса в академии.

Отстаивая введение Монтессори - образования через педагогические институты, он добивался всеохватного подхода к методу и принятия «мировоззрения множественности» в качестве ключевого элемента американского монтессарианства.

В противоположность европейской стратеги по «пересаживанию» чистой версии Монтессори - образования и контроля над ростом саженца, Рэмбуш считала, что движение приживется с большей долей вероятности, если руководствоваться метафорой «обращения». Она с энтузиазмом продемонстрировала данный концепт на практике в своей реакции на попытки Марио Монтессори назначить Маргарет Элизабет («Бетти») Стивенсон, своего специально подобранного «эксперта», на должность основного популяризатора Монтессори - педагогики и философии. Рэмбуш охарактеризовала подход Мисс Стивенсон (как ее называли) и ее единомышленников как ошибочно «ориентированный исключительно в направлении педагогического образования Монтессори как «мистического посвящения», а не профессионального учреждения».

Отклонение «догмы» Монтессори стало постоянной темой в сообщениях исходящих из Американского Монтессори Общества. На протяжении почти что двух лет в AMS не могли смириться с тем, что Марио Монтессори подбирал персонал для педагогических курсов, сперва в Гринвиче и Оклахома-Сити, а затем в Вашингтоне (Округ Колумбия). В конечном итоге, Вашингтонские курсы стали решающим фактором для разрыва отношений. Рэмбуш твердила о проблемах в привлечении учащихся, в то время как Монтессори сетовал из-за попыток снять Стивенсон с должности. Между тем Рэмбуш и Стивенсон относились друг к другу все с большим презрением. В августе 1962г. в AMS в конечном итоге пришли к выводу, что они не в состоянии содержать курсы и уведомили Стивенсон о своем решении в письме. Спустя неделю Марио Монтессори послал гневную телеграмму в ответ на увольнение Мисс Стивенсон: «ЕСЛИ МИСС СТИВЕНСОН НЕ ВОССТАНОВЯТ В ДОЛЖНОСТИ ПРЕПОДАВАТЕЛЯ НА ПЕДАГОГИЧЕСКИХ КУРСАХ, ВРЕМЕННОЕ СОГЛАШЕНИЕ AMS И AMI ПОТЕРЯЕТ СИЛУ И AMI ПОЛУЧИТ СВОБОДУ В ПРЕОБРАЗОВАНИИ КУРСОВ НЕ ПОД РУКОВОДСТВОМ AMS». Другими словами, если AMS по-прежнему настаивают на снятии Бетти Стивенсон с должности преподавателя, Марио Монтессори признает легальность других организаций, представляющих Монтессори в Америке.

Таким образом, ссора на первый взгляд заключавшаяся в том, как и при каких условиях управлять общими педагогическими курсами, стала поводом для разрыва отношений между AMS и AMI. Разумеется, борьба из-за курсов и мисс Стивенсон была лишь наиболее ярко-выраженным проявлением более глубоких идеологических, культурных и практических разногласий между американским и европейским подходами к Монтессори -образованию. Несмотря на то, что мнимая причина для прекращения деятельности Вашингтонских курсов носила строго методический характер, к 1963г. стали появляться сообщения о том, что педагоги из AMI и AMS «вопили» друг на друга посреди учебных занятий и даже о том, что один из представителей AMI демонстративно покинул аудиторию. В конечном итоге Стивенсон возглавляла курсы в Монтессори Ассоциации в Вашингтоне на протяжении последующих 30 лет. При этом она лично обучила поколение Монтессори педагогов. Некоторые AMI педагоги также проводили дополнительные курсы в других городах, исполняя желание Марио Монтессори сохранить метод Монтессори в его «чистом виде» в Соединённых Штатах.

Вместе с тем AMS занялось легализацией целого ряда педагогических курсов по всей стране, хоть лишь немногие из них смогли проникнуть в сферу основных педагогических заведений. Тогда как Рэмбуш стремилась вторгнуться в основную отрасль образования, объединив педагогические курсы Монтессории традиционную университетскую педагогическую программу, Марио Монтессори предпочитал краткосрочные курсы высшего мастерства, созданные его матерью. Эти соревнующиеся подходы по продвижению идей Монтессори указывают на идеологические и культурные особенности, на которых держится метод.

На практике различия между «пуританским» и «прагматическим» подходами к школьной жизни не так легко описать. На данный момент, как AMI так и AMS издают набор «норм», которые по большей части подчеркивают их схожесть нежели различия. Обе организации, к примеру, предусматривают «длительные периоды обучения без перерывов» и «оптимальные группы с возрастной разницей в 3 года». В реальности, однако, наблюдатели сообщали о значительных расхождениях в плане длительности периодов обучения (У AMI занятия длились больше), комплектации групп (AMS благоприятствовало созданию независимых программ для пятилетних учеников), оборудовании классов (AMI обуславливает необходимость «полного набора» «одобренных AMI» материалов, в то время как AMS поддерживает учителей, которые вносят дополнения к Монтессори - дидактическим материалам) и соотношение учеников и учителей (В школах AMI студентов больше чем преподавателей).

Помимо педагогических расхождений не следует забывать о еще одной значительной детали в моделях двух организаций: противоречивом подходе к организационным полномочиям. В отличие от краткого перечисления педагогических по своей сути требований, предоставленных AMI, нормы AMS определены в 26-страничной брошюре с указаниями насчет всех аспектов школьной жизни – от сотрудников («должностные обязанности в письменном виде для всего персонала») до бытовых удобств («в каждой классной комнате должно быть достаточно места для хранения дидактических материалов»). Брошюра AMS, изначально составленная Рэмбуш, отражает постоянную заботу об основных понятиях законности, подтвержденных набором методологических указаний. Для сравнения, основным источником юридических полномочий педагогики AMI остаются признанные AMI система обучений и материалов.

С идеологической точки зрения борьбу Нэнси Рэмбуш, американки, с Марио Монтессори и Бетти Стивенсон, европейцев, можно представить как противостояние между либерализмом и радикализмом. Марио Монтессори вел целенаправленную политику по сохранению изначальной формы метода Монтессори при этом уделяя большое внимание верному практическому подходу, что привело к его желанию отказаться от идеи американизации, по крайней мере на уровне учреждения. Для Монтессори достоинство метода заключалось в базе знаний, которой располагали «опытные» педагоги. Движение Монтессори не существовало бы без данной профессиональной компетенции.

Тем не менее, в мещанском обществе среднего достатка, где развивалось американское монтессорианство, господствовал именно либерализм, а не радикализм. Казалось, американизация потребует приспосабливания, а приспосабливание будет угрозой для естественного восприятия ребенка и связности самого метода. В то время как AMS способствовало либеральному направлению Монтессори - образования, Монтессори - институт в Вашингтоне стал блюстителем естественного видения. В 1979г. был основан Американский Монтессори институт, что привело к еще более напряжённым отношениям.

Хотя американские фигуры определенно сменились, европейское ядро движения по-прежнему сохраняло метод в том виде, в котором он был разработан доктором Монтессори. Что касается большого числа последователей, рост движения Монтессори в Америке свидетельствует об успехе информационной кампании Рэмбуш. Однако при этом мы хотим привлечь внимание читателей к ограничениям движения и важности конфликтов в формировании отличительных черт американского монтессорианства.

Несмотря на устойчивый рост, Монтессори-школа так и не стала частью основного педагогического течения: движение не обрело популярность ни в сфере дошкольного образования, ни в других направлениях. На сегодняшний день большинство американцев не имеют представления о Монтессори - образовании. Ведь сколько фракций бы не существовало, движение Монтессори сохраняет отличительные культурные признаки, которые приводят к его ограниченной распространенности. AMI и AMS имеют больше общих черт друг с другом, чем с основным направлением в педагогической культуре, и мы утверждаем, что американизация Монтессори это достояние не одного лидера, а самих противоречий между организациями.



Третий период: Сегодняшнее возрождение.

Шестого января 2007г. более 1,200 монтессорианцев из 55 стран собрались в Риме, чтобы отметить годовщину открытия первого Дома ребёнка с помпой, глубоким уважением, и стремлением обратить всеобщее внимание детей. Международная ассоциация Монтессори и Опера Национале Монтессори (местное итальянское Монтессори-общество) совместно проспонсировали событие. Помимо верных сторонников AMI и ОНМ на торжестве присутствовали многие педагоги-исследователи со всего мира, а также президент и исполнительный член совета директоров Американского Монтессори Общества.

Спустя два месяца AMS устроило свое празднование в Нью-Йорке. Наряду с тысячами членами AMS, среди присутствующих было множество американских педагогов-исследователей и сам президент AMI. Обе праздничные конференции были посвящены двум темам. Первая из них заключается в заинтересованности в осознании изобилия недавних научных исследований, подтверждающих обоснованность заявлений Монтессори о детском образовании. Вторая тема касается убеждения в том, что пришло время для уважения и единства в рамках всемирного движения Монтессори, с тем чтобы привлечь большее количество детей. Столетний юбилей знаменует собой период, в который движение Монтессори испытывает характеризуемую нами «третью волну» живого интереса в Соединённых Штатах. Подобно предыдущим периодам, настоящее возрождение это результат слияния социальных, политических и культурных влияний.

В отличие от предыдущих возрождений, на этот раз масштаб и степень кажется обширнее, что влечет за собой возможность включения движения в основное педагогическое течение.

Начиная с середины 1990-х модели независимых школ стали приобретать популярность как заслуживающий внимания подход к школьной реформе. Средне образовательные Монтессори-школы стали быстро распространяться наряду с другими моделями общеобразовательных школ, в число которых входили: школа ускоренного развития (Accelerated schools), школа успеха (Success for All), и с недавнего времени также KIPP (Knowledgeis Power Program, т.е. Знание – Сила). Собрав статистические данные, предоставленные национальным центром образовательной статистики (NCES) и исследование школьных округов, мы выявили около 240 проектов Монтессори в 32 штатах. Среди них больше половины либо уже открыли либо получили разрешение на открытие частных школ за последние 10 лет. Наибольшее сосредоточение средних монтессори-школ находится в штатах Аризона, Калифорния, Флорида, Мичиган, Огайо, и Техас, в каждом из которых выявили больше 15 школ. Львиная доля этих школ сообщают о непричастности к Профессиональной Ассоциации Монтессори (AMI или AMS).

Определить рост в государственном секторе непросто. Через базу данных NCES можно найти только школы со словом «Монтессори» в названии. Кроме того, достаточное количество программ могут быть нечислится как Монтессори, как например учебная программа в «Уоткинс Элементари» в округе Колумбия. Помимо этого мы знаем о не вошедших в список традиционных начальных школах, только переходящих на систему Монтессори. Таким образом, наш подсчет скорее всего преуменьшает действительное число программ Монтессори функционирующих в США. Единственное, о чем с уверенностью можно заявить из имеющихся данных – аудитория Монтессори увеличивается.

Повышенное внимание к государственному сектору стало прерогативой как для AMS, так и для AMI. Обе организации считают своей ключевой задачей дать, как можно большему количеству детей возможность получить Монтессори - образования. «Если мы действительно верим в эффективность Монтессори - образования», заявил президент AMI Андре Роберфруа на конференции, посвященной столетнему юбилею организации, «то мы не можем довольствоваться работой лишь с избранной горсткой детей».

В дополнение к росту в государственном секторе, набор в частные Монтессори -школы также постоянно увеличивался за последнее десятилетие. От одной школы в 1959г. до 355 школ в 1970г., и до приблизительно 5,000 школ в 2007г. Как видно из данных, рост значительный. Количество учеников, посещающих Монтессори -школы, возросло в еще большей степени. В 1980г. на типичную Монтессори-школу приходилось от двадцати до восьмидесяти детей возрастом от трёх до шести лет. На сегодняшний день почти что половина всех школ на учете у AMI или AMS докладывает о наборе в более чем сто человек. Эти программы также сообщают о наличие детей гораздо старше шести. Следует учитывать, что начальные и подростковые программы обучения составляют наибольший сектор роста в частной сфере.

Исследователи начали проявлять интерес к методу Монтессори, изучать его вклад в мир педагогики. Еще с основания движения существовала богатая коллекция литературы о Монтессори «для посвящённых», однако лишь немногие научные работы получили огласку в сфере образования. В период с 2000 по 2005гг. только в США были проведены 32 научных исследования посвященные методу Монтессори. В 2006г. за ними последовалапубликация в престижном популярно журнале Science. Опубликованная статья указывала на значительное повышение умственных способностей детей, обученных по методике Монтессори. Исследование провёл авторитетный когнитивный психолог (лично бывший монтессорианцем). Исследование основывалось на данных полученных из школ в старом центральном районе Милуоки – крупнейшего города штата Висконсин. Отчасти из-за того, что дети не были из богатых семей, а отчасти потому, что выводы настолько убедительно поддерживали воспитательную методику Монтессори, статья получила международную огласку.

В 1950х и 60х Рэмбуш подчеркнула важность прогрессивного, социального аспекта образования, и это пришлось по душе родителям со средним достатком. Лиллард в свою очередь сфокусировалась на научной обоснованности и тем самым высказала беспокойства своего поколения. Этот курс на академическую успеваемость был принят всеми направлениями движения Монтессори: Лиллард была главным докладчиком на столетнейгодовщине AMI и AMS. В обстановке, где все были помешаны на нормах и ответственности, свидетельство того, что воспитанники метода Монтессори могут достичь успеха, особенно если это свидетельство опубликовано в журнале Science, могло направить общественную дискуссию об образовательной реформе в новое русло.

Так, новые исследования, посвященные мотивации, телесному познанию и развитию мозга, предоставляют поразительное подтверждение ранних утверждений Марии Монтессори насчет чувственного восприятия, внимания, противовеса внутренних и внешних наград. В своей совокупности новое поколение исследований не только опровергает утверждения о «странности» и «антинаучности» метода Монтессори, но и предоставляет столь необходимое решение в видедейственной реформы образования.

Кажется, метод Монтессори никогда не был так близко к тому, чтобы стать частью основного педагогического течения.Американское монтессорианство теперь стало мировым лидером по размеру и влиянию. Согласно секретариату AMI, в США работают 5,000 Монтессори школ. Только Китай смог выйти вперёд, где число школ достигает 6,000. Затем следует Япония, где расположены 4,000 школы. В Канаде выбрать можно из 1,000 школ.И наконец, в Соединённом Королевстве число школ равно 750. Помимо приведённых цифр нужно учесть, что основатели школ из стран, где есть потребность в Монтессори - учителях или педагогах, обращаются именно в США. На международной конференции, посвящённой столетнему юбилею, 35 процентов из двенадцати тысяч участников прибыли из Соединённых Штатов или Канады. Это больше чем из любой страны-участницы за исключением принимающей стороны: Италии и Европейского Союза. (Сорок восемь процентов присутствующих были из Европейского Союза). Иначе говоря, американцы стали мировыми поставщиками метода Монтессори.

Последней закономерностью нынешнего периода является дальнейшее дробление американского Монтессори -движения. В 1959г. Марио Монтессори опасался разрыва, который мог привести к тому, что AMI потеряет контроль над содержанием нормами обучения. На сегодняшний день существуют по крайней мере шесть организаций, способные присоединить к себе школу. Школы, желающие стать Монтессори, могут не относиться к организациям. Имя Монтессори не защищено авторским правом или патентом. Хотя множество базовых компонентов движения Монтессори по-прежнему можно найти в большинстве Монтессори - школ, не существует центрального органа управления который бы регулировал качество и подлинность учебной программы. Иными словами, опасения Марио Монтессори подтвердились. На пороге второго столетия Монтессори -образования разнонаправленные требования инклюзивного подхода и верности принципам, прагматизма и беспримесности, либерализма и радикализма все так же актуальны как и на момент зарождения движения.



Выводы: Конфликты, Уступки и Устойчивость: История жизнестойкой образовательной реформы

С самого начала американская публика проявляла большое внимание к Монтессори – женщине, методу и движению. И поскольку история Монтессори охватывает целое столетие, развитие этого метода предоставляет собой уникальный ракурс на безостановочную взаимосвязь культуры, политики и деятелей, которые повлияли на форму образовательной практики – как Монтессори так и других направлений – за последние сто лет.

В то время как другие течения и методы, основанные на идеях детского развития, увяли под давлением американской политики и общества, лишь Монтессори продолжает функционировать как отличительный образовательный подход. Мы считаем, что метод обязан своей живучестью длительному периоду конфликтов, что позволило Монтессори развиваться и то же время сохранять устойчивость. В данной статье мы попытались продемонстрировать и до недавнего времени незаметную, но влиятельную роль Монтессори в американском образовании. Более того, мы считаем, что история Монтессори в Америке проникла в сущность американского отношения к образованию, социальным рефор AMI, детству, и прогрессу. Через историю Монтессори в Америке просматривается менталитет нации по отношению к миру. Основной темой нашего анализа стал конфликт мировоззрений, разделяемых нами на европейское и американское. Темы прогрессивизма и ассимиляции насыщают повествование о политических, идеологических и культурных разногласиях, разыгравшихся за последние сто лет. В свете политических или организационных событий история Монтессори в Америке может показаться наглядным примером несогласий между концентрацией и рассредоточением власти. Если посмотреть с рациональной точки зрения, в центре истории находится конфликт между радикализмом и либерализмом. Через призму культуры окажется, что на передний план выходит несовместимость двух идей: сохранения движения в его исходном виде и внесения нововведений. Все вышеперечисленные конфликты способствовали созданию уникального американского варианта этого глобального движения.

Обратив внимание на эти конфликты, мы возвращаемся к вопросам, заданным в начале этой статьи: была ли сама Монтессори сторонницей прогресса? Была ли ее методика научной? Могла ли система Монтессори стать частью уже существующей системы образования и привлечь достаточное количество последователей? Ответы на эти вопросы будут зависеть от того, в какой период их задать.

Вопрос прогрессивизма Монтессори подчеркивает повсеместность темы прогресса в американской культуре. Несмотря на меняющиеся критерии прогрессивизм был неотъемлемой чертой американского образования на протяжении почти что столетия. Килпатрик и большая часть профессуры начала двадцатого века не считали, что Марии Монтессори принадлежал к прогрессивизму. То, что они не увидели свои же идеи в ее подчеркнуто сконцентрированной на ребёнка и оптимистичной программе, подтолкнуло их списать Монтессори и её метод со счетов. И тем не менее, спустя 30 лет, журнал Time провозгласил почти что «забытую» Монтессори «основоположницей прогрессивного образования». Пускай это заявление является преувеличением, оно определённо оправдывает как доброе имя доктора в качестве прогрессивного педагога так и показывает влияние прогрессивного замысла.

Вскоре после прибытия Монтессори в Америку ее метод, который сама Монтессори именовала «научной педагогикой», был отброшен американскими академическими кругами как «псевдонаучный». Однако спустя столетие идеи Монтессори насчет будущего детского образования поддерживаются фактическими доказательствами и специалистами в области возрастной психологии, хотя не все знают, что именно Монтессори первой предложила эти идеи. Один из специалистов написал хорошо-принятую книгу о научных основаниях Монтессори -образования и заключил, что ни один из постулатов Монтессори не был опровергнут. Мария Монтессори не была теоретиком, по крайней в шаблонном, научном смысле слова. Она была терапевтом, внимательно наблюдавшим за детьми. Она стремилась создать практическую систему образования, которая способствовала бы оптимальному обучению. Её наблюдения и взгляды прошли проверку временем.

Наконец, на протяжении пятидесяти лет казалось, что Монтессори-метод не будет включён в основное направление американского образования. После того как первое оживление спало, монтессори-школы по сути перестали существовать в Соединённых Штатах. За перерождением в 1950х и 1960х последовали два десятилетия возвращения к активности. В этот раз активности более масштабной и более укоренившейся в образовательной культуре, нежели когда-либо за всю историю монтессорианства. Когда цель так близка, направление охватывает новая волна энтузиазма. В этот раз Монтессори поддерживает наука и список достижений за прошедшее столетие. Монтессори имеет дело с пожалуй, наиболее важной задачей – получением всеобщей поддержки в намерении стать частью основного течения американского народного образования.

Тот факт, что поддержка и рост рассматриваются как основные трудности лишь подчеркивает иронию положения Монтессори в США. На протяжении ста лет приверженцы и сторонники идей доктора Монтессори безуспешно пытались добиться признания и одобрения от главных деятелей в сфере образования и учёных. Их неопределённая позиция позволила небольшому числу работающих школ следовать проверенным временем практикам основателя движения, и не попадать под влияние кратковременных увлечений или традиционного образования. Однако если теперешний рост и распространение на государственном уровне продолжатся, последователи Монтессори могут столкнуться с трудностями в попытках сохранить верность традиции.